?

Log in

No account? Create an account

За резню в Кущёвской — наградить!
evgsav
http://evgsav1.ya.ru/replies.xml?item_no=7524
Станичники в ярости: глава МВД Нургалиев вручил медаль бывшему начальнику краснодарского ГУВДКубанск…

XYZ – Исполняю желания. Желайте осторожно ! Исполнится.
evgsav
XYZ –Полезный сервис.

Здесь расположено  представительство НАХУЙ в интернете. Сюда посылают. Вас послали, вы уже тут.

С прибытием!

Что же это значит?!

Если вы оказались на этой странице, это означает только одно: вас послали нахуй (нахер, xyz, три советских буквы, по пеше-сексуальному маршруту…, возможно, просто на…).  Послали грубо, но элегантно: прислав ссылку на эту страницу. В любом случае, вы уже на месте…

С вами это случилось?!

Вот самые распространенные причины:

  • Вы утомили собеседника глупыми высказываниями, вопросами, просьбами или советами.
  • Вы обидели собеседника словом или делом: задели его религиозные, политические, музыкальные, кулинарные и прочие взгляды и вкусы, либо иным образом вторглись в его внутренний мир и подвергли критике то, чем он дорожит.
  • Вам намекают о том, что не вернут долг, не заплатят за работу, отказывают в сексуальной близости.
  • С вами просто не хотят общаться. Такое тоже бывает.

Есть конечно вариант, что вы попали на эту страницу случайно, найдя ее, например, в поисковике. Задумайтесь: быть может, вам надо серьезно пересмотреть свои взгляды на жизнь, если даже поисковики стали по своей инициативе предлагать вам пойти нахуй?

Что же мне теперь делать?!

Советуем:

  • Пересмотреть свое отношение к этому человеку.
  • Сделать выводы и повторить попытку общения признав свои ошибки.
  • Всерьез на него обидеться.
  • Поставить закладку, и в следующий раз послать ссылку тому, кого хотите послать нахуй вы.
  • Если ваш собеседник плохо понимает написанное – пришлите ему ссылку для слепых, рисунок или логотип, выбрав подходящий шедевр в нашем архивчике.


Есть ли жизнь после “нахуй” ?!

    • Запомните: вы не первый, кого послали нахуй, и не последний. Эта страница была открыта хуй знает когда , и нахуй сюда послали уже

человек.

    • Знайте: благодаря особому интерактивному устройству, всякий раз, когда кто-нибудь идёт нахуй, в штаб-квартире Официального направления на.. раздается из колонок тихий печальный вздох. Мы в курсе ваших похождений.
<input ... > <input ... > <input ... > <input ... >

“Счастливые” крестьяне при “царе батюшке”. – Исполняю желания. Желайте осторожно ! Исполнится.
evgsav
“Счастливые” крестьяне при “царе батюшке”.

При “царе батюшке”, от голода никто не умирал
гневно потрясая ручонками заявляют “разоблачители” “проклятых большевиков”,  “забывая” (вот такая избирательная память) что именно большевики не только полностью ликвидировали неграмотность, но и обеспечили крестьянство промышленными товарами, а главное, орудиями производства, что позволило не только накормить страну, но и обеспечить экспорт продовольствия, не за счет пухнущего от голода населения, а за счет реальных излишков.

Заявления о том, что при “добром” “крестьянском” царе, крестьяне катались как сыр в масле, а умирали не от голода, а исключительно обожравшись ананасов и черной икры не выдерживает никакой критики.

Это не большевистская агитация. Это свидетельства современников. Жизнь крестьян при царе была совем другой:

«Пища большинства крестьян –самая скудная и исключительно почти растительная- говорится в журнале «Народное хозяйство России»за 1885г. –картофель, да картофель (т.е. варённый да жаренный), да картофельная похлёбка с забелкой в скоромный и с постным маслом в постный день или щи из самой серой капусты с такой же приправой, да в скоромный день немного молока «на верх сыт захлебнуть», как выражается крестьянин, и чёрный хлеб составляют ежедневную в обед и в ужин еду крестьянина.

Завтрак и полдник составляет из ржаной ватрушки с творогом, ржаного пирога с картофелем или репой, а чаще – ломтя чёрного хлеба с варённым картофелем». Вот как описывал М.Пыляев в книге «Старое житьё расточительство аристократов в царской России: «Граф Мусин-Пушкин, живший за счёт своих 40 тысяч крепостных крестьян, удивлял Москву обедами, стоившими огромные деньги. На одни конфеты у него тратилось ежегодно 30 000руб. Расточительность его доходила до того, что он откармливал индеек труфелями, а телят отпаивал сливками и держал в люльках как младенцев. Домашняя птица, назначенная на убой, вместо овса получала кедровые и грецкие орехи, а вместо воды – сливки и вино»

Верещите, теперь, граждане вопреканцы, сколько коров можно было купить на царский рубль…

картинка

Свидетелем жизни дореволюционных крестьян в данном посте является граф Л.Н. Толстой (из Полного собрания сочинений в 90 томах, академическое юбилейное издание, том 29)

картинка

В первой деревне, в которую я приехал, — Малой Губаревке, на 10 дворов было 4 коровы и 2 лошади; два семейства побирались, и нищета всех жителей была страшная.

Таково же почти, хотя и несколько лучше, положение деревень: Большой Губаревки, Мацнева, Протасова, Чапкина, Кукуевки, Гущина, Хмелинок, Шеломова, Лопашина, Сидорова, Михайлова Брода, Бобрика, двух Каменок.

Во всех этих деревнях хотя и нет подмеси к хлебу, как это было в 1891-м году, но хлеба, хотя и чистого, дают не вволю. Приварка — пшена, капусты, картофеля, даже у большинства, нет никакого. Пища состоит из травяных щей, забеленных, если есть корова, и незабеленных, если ее нет, — и только хлеба. Во всех этих деревнях у большинства продано и заложено всё, что можно продать и заложить.

Из Гущина я поехал в деревню Гневышево, из которой дня два тому назад приходили крестьяне, прося о помощи. Деревня эта состоит, так же как и Губаревка, из 10 дворов. На десять дворов здесь четыре лошади и четыре коровы; овец почти нет; все дома так стары и плохи, что едва стоят. Все бедны, и все умоляют помочь им. “Хоть бы мало-мальски ребята отдыхали”, — говорят бабы. “А то просят папки (хлеба), а дать нечего, так и заснет не ужинаючи”.

Я знаю, что тут есть доля преувеличения, но то, что говорит тут же мужик в кафтане с прорванным плечом, уже наверное не преувеличение, а действительность.

“Хоть бы двоих, троих с хлеба спихнуть, — говорит он. — А то вот свез в город последнюю свитку (шуба уж давно там), привез три пудика на восемь человек — надолго ли! А там уж и не знаю, что везти…”

Я попросил разменять мне три рубля. Во всей деревне не нашлось и рубля денег.

Есть статистические исследования, по которым видно, что русские люди вообще недоедают на 30% того, что нужно человеку для нормального питания; кроме этого, есть сведения о том, что молодые люди черноземной полосы последние 20 лет всё меньше и меньше удовлетворяют требованиям хорошего сложения для воинской повинности; всеобщая же перепись показала, что прирост населения, 20 лет тому назад, бывши самым большим в земледельческой полосе, всё уменьшаясь и уменьшаясь, дошел в настоящее время до нуля в этих губерниях.  (26-го мая 1898.)

Нищета же в этой деревне, положение построек (половина деревни сгорела прошлого года), одежд женщин и детей и отсутствие всякого хлеба, кроме как у двух дворов, ужасно. Большей частью испекли последний раз хлебы с лебедой и доедают их — осталось на неделю или около того. Вот деревня Крапивенского уезда. Дворов 57, из них в 15-ти хлеба и картофеля, рассчитывая на проданный овес купить ржи, хватит средним числом до ноября. Овса многие совсем не сеяли за неимением семян прошлого года. 20 дворам хватит до февраля. Все едят очень дурной хлеб с лебедой. Остальные прокормятся.

Распродается и отдается задаром весь скот и ожигаются постройки на топливо, мужики сами поджигают свои дворы, чтобы получить страховые. Уже были случаи голодной смерти.

Здесь [в деревне Богородицкого уезда] положение бедствующих уже в прежние года, не сеявших овес, опустившихся дворов еще хуже. Здесь доедают уже последнее. Уже теперь нечего есть, и в одной деревне, к[оторую] я осматривал, половина дворов уехала на лошадях в даль побираться. Точно так же же у богатых, составляющих везде около 20%, много овса и других ресурсов, но кроме того в этой деревне живут безземельные солдатские дети. Целая слободка этих жителей не имеет земли и всегда бедствует, теперь же находится при дорогом хлебе и при скупой подаче милостыни в страшной, ужасающей нищете.

Из избушки, около которой мы остановились, вышла оборванная грязная женщина и подошла к кучке чего-то, лежащего на выгоне и покрытого разорванным и просетившимся везде кафтаном. Это один из ее 5-х детей. Трехлетняя девочка больна в сильнейшем жару чем-то в роде инфлуэнцы. Не то что об лечении нет речи, но нет другой пищи, кроме корок хлеба, которые мать принесла вчера, бросив детей и сбегав с сумкой за побором. И нет более удобного места для больной, как здесь на выгоне в конце сентября, потому что в избушке с разваленной печью хаос и ребята. Муж этой женщины ушел с весны и не воротился. Таковы приблизительно многие из этих семей. Но и у наделенных землей крестьян, принадлежащих к разряду опустившихся, не лучше.

Нам, взрослым, если мы не сумасшедшие, можно, казалось бы, понять, откуда голод народа.

Прежде всего он — и это знает всякий мужик– он

1) от малоземелья, оттого, что половина земли у помещиков и купцов, которые торгуют и землями и хлебом.

2) от фабрик и заводов с теми законами, при которых ограждается капиталист, но не ограждается рабочий.

3) от водки, которая составляет главный доход государства и к которой приучили народ веками.

4) от солдатчины, отбирающей от него лучших людей в лучшую пору и развращающей их.

5) от чиновников, угнетающих народ.

6) от податей.

7) от невежества, в котором его сознательно поддерживают правительственные и церковные школы. (1892)

Заработная плата доведена до минимума. Полная обработка десятины, начиная от первой пахоты и кончая свозом скошенного и связанного хлеба на помещичье гумно, стоит 4 р. за десятину в 2400 кв. саж. и 6 руб. за десятину в 3200 кв. саж. Поденная плата от 10–15 коп. в сутки.  (вот и попробуйте господа защитники царя батюшки купить корову за пять рублей, если вам на 15 коп надо одеть обуть семью и эту самую мифическую корову накормить..)

Чем дальше в глубь Богородицкого уезда и ближе к Ефремовскому, тем положение хуже и хуже. На гумнах хлеба или соломы все меньше и меньше, и плохих дворов все больше и больше. На границе Ефремовского и Богородицкого уездов положение худо в особенности потому, что при всех тех же невзгодах, как и в Крапивенском и Богородицком уездах, при еще большей редкости лесов, не родился картофель. На лучших землях не родилось почти ничего, только воротились семена. Хлеб почти у всех с лебедой. Лебеда здесь невызревшая, зеленая. Того белого ядрышка, которое обыкновенно бывает в ней, нет совсем, и потому она не съедобна.

Хлеб с лебедой нельзя есть один. Если наесться натощак одного хлеба, то вырвет. От кваса же, сделанного на муке с лебедой, люди шалеют.

Подхожу к краю деревни на этой стороне. Первая изба — не изба, а четыре каменные, серого камня, смазанные на глине стены, прикрытые потолочинами, на которых навалена картофельная ботва. Двора нет. Это жилье первой семьи. Тут же, спереди этого жилища, стоит телега, без колес, и не за двором, где обыкновенно бывает гумно, а тут же перед избой расчищенное местечко, ток, на котором только что обмолотили и извеяли овес. Длинный мужик в лаптях лопатой и руками насыпает из вороха в плетеную севалку чисто отвеянный овес, босая баба лет 50-ти, в грязной, черной, вырванной в боку рубахе, носит эти севалки, ссыпает в телегу без колес и считает. К бабе жмется, мешая ей, в одной серой от грязи рубахе, растрепанная девочка лет семи. Мужик — кум бабе, он пришел помочь ей извеять и убрать овес. Баба — вдова, муж ее умер второй год, а сын в солдатах на осеннем ученье, невестка в избе с двумя своими малыми детьми: один грудной, на руках, другой лет двух сидит на лавке.

Весь урожай настоящего года — в овсе, который уберется весь в телегу, четверти четыре. От ржи, за посевом, остался аккуратно прибранным в пуньке мешок с лебедой, пуда в три. Ни проса, ни гречи, ни чечевицы, ни картошек не сеяли и не садили. Хлеб испекли с лебедой — такой дурной, что есть нельзя, и в нынешний день баба утром сходила побираться в деревню, верст за восемь. В деревне этой праздник, и она набрала фунтов пять кусочков без лебеды пирога, которые она показывала мне. В лукошке было набрано корок и кусочков в ладонь, фунта 4. Вот все имущество и все видимые средства пропитания.

Другая изба такая же, только немного лучше покрыта и есть дворишко. Урожай ржи такой же. Такой же мешок лебеды стоит в сенях и представляет амбары с запасами. Овса в этом дворе не сеяли, так как не было семян весной; картофелю три четверти, и есть пшена две меры. Рожь, какая осталась от выдачи на семена, баба испекла пополам с лебедой и теперь доедают. Осталось полторы ковриги. У бабы четверо детей и муж. Мужа в то время, как я был в избе, не было дома, — он клал избу, каменную на глине у соседа-мужика через двор.

Третья изба такая же, как и первая, без двора и крыши, положение такое же.

Бедность всех трех семей, живущих тут, такая же полная, как и в первых дворах. Ржи ни у кого нет. У кого пшенца пуда два, у кого картошек недели на две. Хлеб, испеченный с лебедой из ржи, выданной на семена, у всех есть еще, но хватит не надолго.

Народ почти весь дома: кто мажет избу, кто перекладывает, кто сидит, ничего не делая. Обмолочено все, картофель выкопан.

Такова вся деревня в 30 дворов, за исключением двух семей, которые зажиточны.

У С.Г. Кара-Мурзы в книге “Советская цивилизация” тоже есть свидетельства современников:

«Ученый-химик и агроном А.Н.Энгельгардт, который работал в деревне и оставил подробнейшее фундаментальное исследование «Письма из деревни»:

«В статье П.Е.Пудовикова «Хлебные избытки и народное продовольствие» в журнале «Отечественные записки» 1879, № 10 автор, на основании статистических данных, доказывал, что мы продаем хлеб не от избытка, что мы продаем за границу наш насущный хлеб, необходимый для собственного нашего пропитания… Многих поразил этот вывод, многие не хотели верить, заподозревали верность цифр, верность сведений об урожаях, собираемых волостными правлениями и земскими управами… Тому, кто знает деревню, кто знает положение и быт крестьян, тому не нужны статистические данные и вычисления, чтобы знать, что мы продаем хлеб за границу не от избытка… В человеке из интеллигентного класса такое сомнение понятно, потому что просто не верится, как это так люди живут, не евши. А между тем это действительно так. Не то, чтобы совсем не евши были, а недоедают , живут впроголодь, питаются всякой дрянью. Пшеницу, хорошую чистую рожь мы отправляем за границу, к немцам, которые не будут есть всякую дрянь… Но мало того, что мужик ест самый худший хлеб, он еще недоедает.

Американец продает избыток, а мы продаем необходимый насущный хлеб. Американец-земледелец сам есть отличный пшеничный хлеб, жирную ветчину и баранину, пьет чай, заедает обед сладким яблочным пирогом или папушником с патокой. Наш же мужик-земледелец есть самый плохой ржаной хлеб с костерем, сивцом, пушниной, хлебает пустые серые щи, считает роскошью гречневую кашу с конопляным маслом, об яблочных пирогах и понятия не имеет, да еще смеяться будет, что есть такие страны, где неженки-мужики яблочные пироги едят, да и батраков тем же кормят. У нашего мужика-земледельца не хватает пшеничного хлеба на соску ребенку, пожует баба ржаную корку, что сама ест, положит в тряпку – соси».

Надо отметить, что достоверная информация о реальной жизни крестьян доходила до общества от военных. Они первыми забили тревогу из-за того, что наступление капитализма привело к резкому ухудшению питания, а затем и здоровья призывников в армию из крестьян. Будущий главнокомандующий генерал В.Гурко привел данные с 1871 по 1901 г. и сообщил, что 40% крестьянских парней впервые в жизни пробуют мясо в армии. Генерал А.Д.Нечволодов в известной книге От разорения к достатку (1906) приводит данные из статьи академика Тарханова Нужды народного питания в Литературном медицинском журнале (март 1906), согласно которым русские крестьяне в среднем на душу населения потребляли продовольствия на 20,44 руб. в год, а английские на 101,25 руб

А вот заслуживают ли доверия такие “свидетельства” неомонархистов, антисталинистов, “либералов”, выводы делайте сами:

До революции и до коллективизации тот хорошо жил, кто хорошо работал. Лодыри жили в бедности и нищете. На всю нашу деревню из 50 дворов был только один пьяница и дебошир. Он был сапожником.

Крестьянин всегда был сыт, обут и одет. А как иначе? Он же жил своим трудом.

Бедняками у нас были те, кто слабо вел свое хозяйство. В основном это была всякая пьянь, которая не хотела работать. Лентяи, одним словом! (т.е. в лентяи записали 90 процентов крестьян)

Каждый хороший хозяин имел книгу ведения хозяйства, в которой учитывались все доходы и расходы. Вырученную прибыль крестьянин мог вложить в крестьянские банки, чтобы затем получать от неё проценты. (98% неграмотных, а вели “хозяйственные книги, ну ну…“)

Старики и старушки с которыми доводилось общаться, рассказывали о прекрасной жизни в деревне перед 1914 годом, соблюдались все православные праздники,т.е. были выходные, еле досыта, одевались хорошо, ко всему тому могу добавить , что так называемых батраков никто не помнил, а помнили о прислугах у богатых, в прислуги попасть было трудно и т.д. Т.е. цифры ,цифрами , а живое общение как то всегда показывает другую картину. Жизнь в деревне осложнялась лишь при непогоде (засуха и т.д.), в этом случае действительно подавались в город на зароботки, может и написано эта статья на основании одного из не очень хороших погодных периодов…

Традиционно Россия являлась крупнейшей сельскохозяйственной страной мира и своими продуктами снабжала государства Европы. (никто и не спорит, за счет ограбления своего народа)

Пришли “проклятые” большевики и все испортили…

По теме:

Tags: , , , ,


Эх, нету Гитлера на вас, часть2
evgsav
Эх, нету Гитлера на вас, часть2

В еще не всеми и не совсем забытое Советское время время бытовала модная фраза — «эхо войны», означавшая полузасыпанные окопы, фотографии краскомов в деревянных рамочках и немецкие каски, прибитые к длинной палке, которыми население бывших оккупированных территорий чистило деревенские нужники…

По мере нарастания успехов «борьбы со сталинизмом», обернувшейся памятниками Маннергейму и фон Паннвицу в РФ, торжественными поминовениями национальных ССовских и полицейских формирований в отложившихся под западный протекторат республиках СССР — эхо войны перестало быть еле слышным отголоском давних событий, став фоном текущей жизни, подчас более осязаемым, чем выборы парламентов и губернаторов.

«Мы погибали под огнём фашистских крыс…»

Думал ли майор Константин Дмитриевич Чугунов, командир 735 й группы фронтовой разведки Разведупра ГШ РККА, собираясь в январе 1944 года к выходу во вражеский тыл, для перебазирования на территорию захваченной фашистами Латвии, что этот рейд не будет закончен даже с его гибелью, к которой видавший виды солдат был готов в любую минуту.  Что засевшие в Кремле фашистские крысы через много десятков лет вновь попытаются убить героя, испоганить и уничтожить память о нем. Они поддержали травлю последнего участника тех событий Василия Кононова, ошельмовав его и выставив его “палачом”, а его “жертв” – фашистских предателей и подонков – “невинными жертвами“.

Группа Чугунова находилась в непосредственном подчинении начальника разведки Западного фронта Е.В. Алёшина, хотя по роду своей деятельности, вступала в контакт с партизанскими отрядами, сама создавала боевые и агентурные звенья на захваченной фашистами территории и имела оперативное наименование — спецгруппа «Борец». Перед ней ставились привычные, но от этого не менее сложные, задачи — глубинная разведка расположения частей противника в преддверье большого весенне-летнего наступления Красной Армии направлением на Прибалтику, создание пунктов базирования тактических разведывательных и диверсионных подразделений, призванных обеспечить содействие наступающим войскам.

В январе 1944 года часть группы, возглавляемая самим майором Чугуновым, в составе восьми человек, приступила к выполнению боевого задания в т.н. Нумернских лесах Абренского уезда Латвийской ССР (частично ныне — Пыталовский район Псковской области).

Некоторое время спустя, в феврале, на соединение выходит и вторая часть отряда, двигаясь к запланированной точке встречи с командиром, определённой в соседнем Лудзенском уезде Латвийской ССР. В этом отряде, вместе с 12 бойцами, шла и жена майора Чугунова — отважная и опытная разведчица, не первый год служившая во фронтовом «спецназе», старший лейтенант медицинской службы Екатерина Петровна Долгополова.

С ней на руках была дочка, которой в момент выхода группы на задание исполнился всего месяц. Увы, не успев отправить её из за нелётной погоды самолётом на Большую Землю и не желая оставлять мужа и боевых друзей, расставаясь с ними на период, как она думала — длительного рейда, Екатерина взяла Алёнку с собой, рассчитывая опереться на помощь местных подпольщиков, которые могли приютить девочку.

Пройдя вражескими тылами по Псковской области, в сопровождении надёжного проводника, группа вышла на самый опасный участок маршрута — контролируемую пособниками немецких оккупантов приграничную зону Латвийской ССР. От деревни Столбово, где их оставил проводник — Алексей Осипов, до занимаемой партизанами территории предстояло идти по краю, давно зачищенному пособниками нацистов от врагов гитлеровского Рейха.

Немецкое командование было осведомлено об активизации партизанской и разведывательной деятельности в своём тылу, и для противодействия борцам с фашизмом, опиралось на местных пособников оккупантов, сформированных в отряды пограничной охраны, карательные и полицейские подразделения, опорные пункты фашистского оккупационного режима в населённых пунктах. Все они были ориентированы на поиск, выявление и уничтожение советских партизан, разведчиков и диверсантов.

Желание выслужиться перед «новой властью» было не показным, а проверенным в карательных операциях на оккупированных территориях. Так что, ничего удивительного, что в районе границы Латвийской ССР и РСФСР группа, в которой находилась Екатерина Долгополова, была обнаружена и атакована полицаями.

Отдав Алёнку санитарке отряда — Елене Парфёновой, Екатерина осталась прикрывать отход группы, вступив в бой с полицаями. Отряд оторвался от преследования и продолжал двигаться на юго-запад — в район деревни Малые Баты. Екатерина, раненая в бою, но сумевшая остановить погоню, тоже ушла от преследования и была подобрана местными жителями. Две недели её выхаживала в своём жилище, рискуя жизнью, Антонина Столпаня.

Отряд, тем временем, достиг деревни Малые Баты Мердзенской волости Лудзенского уезда, в которой не обнаружил ничего подозрительного. Хозяин хутора — Модестс Крупниекс, принял гостей приветливо, накормил их и положил отдохнуть в овине: «Можете спать спокойно. Никого нет, к нам немцы никогда не заглядывают».

Первая ночь подтвердила уверения хозяина, может быть, благодаря страху Крупниекса и выставленному во дворе посту. Беспокоило отсутствие Екатерины, поэтому, чтобы не разделять группу, было решено дождаться её, либо узнать о её судьбе. Так отряд остался на вторую ночь в деревне Малые Баты.

Ничто не говорило о несчастье. Местные женщины, отвлекая их внимание, носили партизанам воду и уверяли, что вокруг по-прежнему безопасно. Чуть позже эти женщины детально рассказали нацистам о положении разведгруппы, количестве оружия у партизан, расположении их огневых точек. Следующей ночью Крупниекс, покинув дом через лаз в крыше, поспешил в полицейский гарнизон, разместившийся в соседней деревне, чтобы сообщить о партизанах.

Утром 29 февраля постовой заметил шуцманов, окружающих сарай. Уходить было поздно, и группа приняла последний бой. Попытка дать выйти из окружения Елене Парфёновой с маленькой Алёнкой на руках закончилась трагически. Бойцы сосредоточили весь огонь в направлении ворот, расчищая им путь, но не смогли подавить пулемёт, который и поставил последнюю точку в их недолгой жизни.

Были отбиты десять атак полицаев, но силы разведчиков иссякли. Последние выстрелы, раздавшиеся из горящего сарая, были выстрелами из пистолета, отправившие в ад двух фашистов, решивших, что в живых не осталось никого.

Местные жители, предавшие отряд на гибель, накинулись на тела бойцов, деля между собой их вещи. Беременная Текла Крупниекс не погнушалась снять одежонку и с мертвого младенца — дескать, ему уже не понадобится… Потом она хвасталась детской обновкой: «вот какая у меня красивая русская шубка!»

Сам Модестс Крупниекс в награду за верность получил от гитлеровцев деньги, новую веялку, 10 килограммов сахара и строительный лес для того, чтобы отстроить сгоревший овин. Кроме того, нацисты выдали жителям Малых Бат оружие — для самообороны.

В этом бою погибли смертью храбрых 12 советских разведчиков и дочка майора Чугунова и Кати Долгополовой — Алёнка, возраст которой был месяц.

Вот установленные фамилии героев:

ВАСИЛЬЕВ П.
ЕГОРОВ А.
ЖУКОВ С.
КОНСТАНТИНОВ Виталий (или Ювеналий Вавилович)
НИКОЛАЕВ А.
ПАВЛОВ М.
ПАРФЁНОВА Елена
СЕМЁНОВ М.
ФЁДОРОВ И.
ЧУГУНОВА Алёна Константиновна

Неустановленными остались фамилии трёх советских воинов-эстонцев, павших в этом же бою вместе с русскими собратьями по борьбе. Вечная им память.

Командир отряда, майор Константин Чугунов, не дождавшись прибытия подразделения на место встречи, с тремя разведчиками отправился на его поиски, пытаясь узнать у местных жителей все сведения о каких-либо событиях в округе. К сожалению, уровень их лояльности гитлеровскому режиму был явно выше среднего, и группа Чугунова тоже была выдана полицаям, остановившись в одном из домов. Попытка уйти от преследования не удалась.

2 марта 1944 года в бою у хутора Яники погибли сам майор Чугунов и прикрывавший отход товарищей старшина Прохоров. Убедившись в гибели командира, оставшиеся разведчики, забрав документы майора, оторвались от полицаев.

Так закончился рейд 735 й разведгруппы Разведупра ГШ РККА по территории Латвийской ССР, в полосе наступления Западного фронта в феврале-марте 1944 года.

Впрочем, не совсем закончился. Оставшаяся в живых Екатерина Долгополова, после того, как оправилась от ранений — вышла в расположение партизанского отряда А.Поча, где продолжала воевать с оккупантами. Вместе с отрядом она приняла и свой последний бой против карателей.

Часть отряда, в которой была Екатерина, оказалась отрезанной на лесистом холме, в глуби лесного массива.

Екатерина отстреливалась до последнего, пока не была ранена в обе ноги. Истекающая кровью, потерявшая сознание, она была взята гитлеровцами в плен. После зверских пыток в штабе, расположившемся в Нумернскном лесничестве, старший лейтенант Красной Армии Екатерина Петровна Долгополова была расстреляна карателями.

Место последнего боя партизан в Балтинавской волости с тех пор именуют «Девичьей горкой».

Партизан Василий Кононов

Гибель одной из лучших разведывательных групп Западного фронта, возглавляемой опытным офицером, проведшим в разведывательных операциях в тылу врага несколько лет войны, не могла остаться вне тщательного расследования руководства разведки Западного фронта. Естественно, общая информация была собрана, было сразу понятно, что группу уничтожили шуцманы при помощи пособников оккупантов из числа местных жителей. Партизаны опубликовали воззвание «Смерть батовским собакам», в котором указывалась виновность пособников гитлеровцев в гибели советских воинов.

Военно-полевой суд, партизанской бригады В. Самсона, приговорил изменников, граждан СССР, виновных в гибели советских воинов — к смертной казни. В бригаде В. Самсона командирами были, в том числе Бурцев и Лебовский. Василий Кононов со своей группой находился в подчинении 7 соединения, под командованием Бурцева.

Решения военного трибунала, функционирующего в составе воюющего на законных основаниях, во взаимодействии с остальной армией, партизанского воинского соединения, имеют такую же силу, как и решение любого военного трибунала, любой регулярной воинской части.

Но в данном случае, ситуация не была столь однозначной. Поскольку погибла не просто партизанская рейдовая группа или отряд, а разведгруппа штаба фронта. Было принято решение не только покарать предателей — но и максимально выяснить все обстоятельства случившегося. Решение исходило из штаба Западного фронта, хотя и передавалось на исполнение структурам партизанского соединения.

Выполнение этой задачи было возложено на опытного воина, бесстрашного диверсанта, разведчика, уроженца Латгалии, знавшего территорию и обычаи — Василия Кононова. Для беспрепятственного выполнения миссии отряд Кононова был переодет в форму штатных формирований полицаев, а сам Василий Макарович изображал их командира.

27 мая 1944 года отряд беспрепятственно достиг Малых Бат, где оказался встречен обильным гостеприимством местных обитателей. Дело приурочено было к престольному празднику, который набожные пособники нацистов с размахом отмечали. Василий Макарович приказал созвать всех наличных шуцманов, что и было исполнено. С трудом отыскали только их начальника — Модестса Крупниекса, гнавшего самогонку в бане.

Кононов под видом представителя оккупационных властей, провёл подробное дознание о произошедших событиях, выслушав чистосердечное бахвальство предателей о совершённых ими «подвигах». После чего им был зачитан приговор Военного Трибунала. Предателей охватила паника, они начали открещиваться от только что сделанных признаний, но было уже поздно.

Однако, не беря на веру пьяную болтовню, пусть и очевидных изменников, бойцы Василия Макаровича провёли тщательный обыск в домах подозреваемых. Было обнаружено выданное нацистами оружие для борьбы с партизанами и сочувствующими Советской власти, патроны, гранаты. Никакой ошибки в идентификации приговоренных, как членов оккупационного карательного подразделения, быть не могло. После этого к преступникам была применена высшая мера наказания — расстрел.

В деревне Малые Баты, по совершенно законному постановлению Военного Трибунала советской воинской части, были расстреляны советские граждане, перешедшие на службу к захватчикам и виновные в гибели разведгруппы войсковой разведки Западного фронта. Были уничтожены девять предателей, в том числе три женщины. Одной из них была Текла Крупниекс, находившаяся на девятом месяце беременности. Вопрос о том, можно ли было оставить её в живых, бессмысленно обсуждать с позиций юрисдикции мирного времени. Бойцы, знакомые с нравами фашистских прихвостней, и зная роль родственницы Крупниекса в уничтожении их товарищей, в том числе младенца Алёнки, мародёрстве убитой малышки, решили так, как они решили. Это их право и не нам сегодня их судить. Они исполнили законное решение Трибунала.

Вторая гибель разведгруппы майора Чугунова

Не думал Константин Дмитриевич Чугунов, что эхо его рейда будет слышно через семьдесят лет. Не мог он и представить того, что на освобождённой от фашистов земле, ценой его жизни, жизни его жены и дочурки, будут судить его боевого товарища — Василия Макаровича Кононова, выполнившего законное распоряжение Военного Трибунала и уничтожившего пособников нацистов, зверствовавших на Русской Земле.

Что будут издеваться над памятью тех, кто не жалея жизни освобождал Саласпилс, Освенцим, Бухенвальд, обвиняя их на основании исполнения Закона, в «военных преступлениях». Страшно это. Даже тогда, когда исходит подлость от пособников поверженного врага — европейских безгласных тружеников Третьего Рейха, содержавших и Вермахт, и карателей своим беззаветным трудом на благо Рейха. Или со стороны местной власти, объявившей карателей латышского народа, полицаев и ССовцев «героями национального сопротивления».

Разведчики майора Чугунова погибли в 1944 году именно из за предателей, изменников Родины, выдавших на уничтожение его самого и боевых товарищей. Сегодня история повторяется, к сожалению, не в виде фарса, а в виде ещё большей подлости и измены. Причем подлецы и изменники не только президент и его команда, но и большинство современных “олигархов”.

Как бы объяснили сегодня Константину Дмитриевичу, почему Российская Федерация, помпезно рядящаяся в китель победителя в той войне, правда строго на 9 мая, отказала в защите его товарищу Василию Кононову? И не надо приводить миллионных сумм в долларах, выплаченных адвокатской конторе Иоффе, вызванной «замять» в рамках европейских стандартов, досадное недоразумение «с этим Кононовым».

Да, не вышло у Иоффе «замять» — и никогда не выйдет. Потому что для бывших нацистских рабов и пособников вопрос осуждения советского солдата за «геноцид» или «военные преступления» принципиален. В отличии от РФ, от любых принципов, кроме принципа сиюминутной выгоды, отказавшейся.

Признав право некой группировки, именующей себя «Европейским судом», состоящей в том числе из подданных государств, публично отмечающих, с участием государственных чиновников, День Вермахта на 16 марта, памятные даты национальных формирований СС, объявивших Василия Макаровича Кононова, Константина Дмитриевича Чугунова, Катю Долгополову «оккупантами», а фашистских прихвостней — «борцами национального сопротивления», руководство РФ не оставило себе иного выхода, кроме как предавать, платить и каяться.

По делу Василия Кононова оно уже заплатило более миллиона долларов США, чтобы спустить его на тормозах, запутав в юридическом крючкотворстве, но не запретив его рассматривать принципиально. Теперь приближается время публичных покаяний за ущерб, нанесённый пособникам фашистских захватчиков действиями советских партизан по защите своей Родины.

Признав юрисдикцию малопонятного сборища — «Европейского Суда» — выше юрисдикции Военного Трибунала СССР, вынесшего приговор, приведённый отрядом Кононова в исполнение, РФ признаёт право судить историю СССР, судить результаты войны, ведь уничтожение врага — это тоже результат войны.

Объявляя Верховного Главнокомандующего той Великой Отечественной, в лучах Победы которой официоз РФ так любит греться, едва ли не преступником, вынудившим народ «побеждать вопреки» Сталину — разве можно защитить солдата той Армии, которой командовал Сталин?

Предательство рождает катастрофу, неизбежно обрушивающуюся на самих предателей. Кто будет защищать страну, не желающую встать всей своей многомиллионной массой на защиту одного ветерана? На защиту памяти о войне? На защиту от поругания и глумления, совершённых во имя Родины подвигами? Любой, кому она даст в руки оружие — будет думать не о её защите, а о том, когда она ему нанесёт удар в спину, как нанесла удар Кононову, отдав его на позорное судилище. А ведь сколько таких примеров в современной истории, сколько наших солдат осуждено “по результатам” чеченских войн, так же оболганных “демократами”, “правозащитниками”, осуждено за то, что честно выполняли свой долг, за верность присяге.

Недавняя публикация в доселе слывшем патриотичном органе — «Спецназе России» статьи Сергея Иванова — зримое и яркое тому подтверждение. Особый цинизм положений статьи, ёрнического издевательства автора над советскими воинами, над Василием Макаровичем создаёт непонимание — это «Газета Международной Ассоциации ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» или печатный орган вспомогательной полиции при комендатуре?

И учредителем издания, в котором публикуются такие материалы, в самом деле является «Международная Ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа» или отдел по связям с недобитой общественностью при какой нибудь зондеркомманде? [… ]

В послевоенный период могилы погибших разведчиков переносятся на крупные воинские мемориалы. На месте гибели разведгруппы в Малых Батах и боя партизан на Девичей горе устанавливаются памятники.

Парадоксально, но подвиг спецгруппы «Борец» замалчивается. Факт выдачи и уничтожения группы местными жителями мешает раздувать лживую кампанию «укрепления дружбы народов», при которой умышленно ставится знак равенства между латышским народом и пособниками оккупантов.

Удивительно также, что имени ни Чугунова, ни Долгополовой нет на памятных плитах в Пушмуцове и Балтинаве, куда их, согласно информации из разных источников, перезахоронили.

Нет на мемориалах имён и других разведчиков. Посольство РФ, недавно провело ремонт мемориала в Балтинаве. Но стёртое с плит имя Е. П. Долгополовой восстанавливать не посчитало нужным… А в той же Псковской книге памяти, в списке погибших нет упоминания имён местных уроженцев, воевавших в спецгруппе Чугунова и погибших в её рядах. Нет человека — нет проблемы, как говорят «демократы», равняющие советских воинов с гитлеровскими захватчиками (хоть и приписывают авторство этих слов другим).

По теме:

 


Царская Россия. О чем монархисты скулят.
evgsav
Царская Россия. О чем монархисты скулят.

Я периодически сталкиваюсь с рыданиями и сетованиями то, что мол Российскую  империю проклятые большевики на подъёме срезали. Вот если бы не  революция, мы бы всему миру …

Ну и что мы «всему миру» предъявить могли?

Наша  страна была огромна и богата природными ресурсами, в ней проживало народу больше, чем в  любой стране, кроме Китая и Британской империи. И была эта страна  аграрной и отсталой.

А теперь кратко оценим “радужные” перспективы Российской империи.

“Убийственный” аргумент неомонархистов:

Был у нас бурный промышленный подъём перед Первой мировой. Росло  число рабочих. С 2,1 млн. в 1897 году их число выросло до 3,7 млн. в  1913 году.

Ура! Более чем в полтора раза за 16 лет. 16 лет — уже как-то  не очень хорошо. И население выросло за те же годы со 130 млн. до 180  млн..

Это что же получается? За 16 лет процент рабочих от населения вырос с 1,6% от населения до 2,1%. Сильно.

Для сравнения — в Германии в 1907 году промышленных рабочих было 12  млн., или почти 20%.

Поскольку новоявленные монархисты с математикой не дружат, делаем несложный расчет:

Если у нас такой же “бурный” рост продолжился бы ещё  каких-то 570 лет — РИ как раз по проценту рабочих догнала бы Германию …образца 1913 года…

Почему же у нас промышленность так «бурно росла»? А ей расти не с  чего. Большая часть населения у нас — крестьяне. При том крестьяне в  основном малоземельные. Такие крестьяне большую часть выращенного (и не  ушедшего на уплату податей) вынуждены съедать, дабы с голоду не умереть. Да, Российская Империя экспортировала хлеб, пол Европы кормила, но кормила не излишками, а выжатым у и без того нищих крестьян.

Значит сельское хозяйство в РИ низкотоварное, чуть ли не натуральное.  Большая часть населения не покупает или мало покупает промышленных  товаров. Внутрений рынок в такой огромной и населённой стране оказался  мал. А следовательно и товаров много выпускать смысла не было — всё  равно больше не продашь.

Из-за привязки людей к сельской общине мал был и рынок рабочей силы.  Потому и рабочих так мало было и число их почти не росло. Не хотят  крестьяне с земли уходить — там хоть и бедно, но стабильно.

Понимали у нас это государственные мужи в РИ? Понимали. Потому  Столыпин свою реформу и затеял — крестьян из общины вырвать и на хутора …  .

Стало бы наше сельское хозяйство товарным. Крестьянин продавал бы  хлеб, да покупал бы товары у заводчика, а не у деревенского кузнеца или у  мастериц. Конечно часть крестьян разбогатела бы, другая — разорилась.  Часть разорившихся сдохла бы или повесилась, другая — подалась бы в  города пахать за кусок хлеба.

Весь это процесс давно известен и  называется умным словом «пауперизация».

Но не прошла реформа Столыпина. Это в Германии промышленникам и  реформаторам хорошо было — там крестьян на волю отпустили аж в начале 19  века и, главное, без земли. А у нас никак не вышло.

Может тогда у нас большие перспективы были, как у аграрной державы?
Увы, и здесь засада. Участки земли маленькие, механизировать в те  времена такое хозяйство невозможно. И выгнать с земли не выходит. Вот и  получается, что сельское хозяйство российское, при огромных землях и  огромнейшем количестве рук, кормило в основном самое себя.

Перспектива  одна была — крестьяне ещё детишек нарожают и вообще излишков хлеба не  останется. А это одна перспектива — голод.

Новые монархисты заявляют:

При последнем царе Николае II  дневной заработок кровельщика составлял в среднем 2 рубля 8 копеек, столяра – 1 рубль 92 копейки, слесаря и кузнеца по 1 рублю 90 копеек.

В Петербурге килограмм хлеба стоил 5 коп., мяса – 30 коп., 100 граммов шоколада – 15 коп., осетрины – 8 коп., ведро отборных помидоров стоило 8 коп., а на копейку тебе насыпали полный карман семечек.

Кстати, даже с началом войны в 1915 году цены на базарах были вполне сносные. Так, рождественский гусь стоил 85 копеек, утка – 40, курица – 30, а куропатка – всего 15 копеек. Говядина и баранина шли по нашим меркам примерно 25 копеек за килограмм. Пуд мороженого молока вообще обходился в 50 копеек.

Заработок высококвалифицированного рабочего на заводе составлял около 100 рублей в месяц.

Впечатлились гусем за 85 копеек? Несчастный горе-монархист впопыхах забыл про корову, что пять рублей стоила. Так вот, “низкие” цены на продукты питания диктовались только одним – низкой покупательской способностью населения.

Умиление вызывает и зарплата “высококвалифицированного” рабочего. Какова численность “сторублевых”? Не подскажете, сколько получал обычный работяга? от трех до 12руб в месяц, при условии что он не попал под пресс дикой и жестокой системы штрафов. 12-14 часовой рабочий день зачастую без выходных, конура в бараке-общежитии, полное отсутствие охраны труда, чудовищный травматизм, отсутствие пенсий и пособий по инвалидности – вот “прелести” российского капиталистического рая (день сегодняшний вам не напоминает?).

Монархисты “забывают” упомянуть о детях с 7 летнего возраста вынужденные идти на фабрики и заводы, работать наравне со взрослыми, но за втрое меньшую плату.

Отсюда и бесконечные стачки и забастовки трудящихся, крайне “довольных” своим существованием, ибо назвать это жизнью язык не повернется.

Всем монархонедоумкам следует внимательно почитать замечательного русского писателя, честного человека и журналиста Гиляровского на собственной шкуре испытавшего прелести жизни в Российской Империи. Он был и бурлаком и рабочим на белильном заводе, грузчиком в порту, репортером, актером и журналистом. Вас ждет честный рассказ о “прелестях” жизни простого народа.

Российская промышленность была настолько “развита”, что даже серпы и косы закупались в Германии. Про тракторы можно и не упоминать, их крестьяне увидели только при Советской власти.

Может у нас перспективы в финансах были? Да господь с вами. Какие  финансы? В стране с относительно малым товарооборотом много денег быть  не может. Деньги, они эквивалент обмена этими самыми товарами. И у нас  их было настолько мало, что удалось все находящиеся в обращении деньги  золотом обеспечить. А мало денег — значит на войны, на реформы, даже на  дороги занимать за бугром надо.

В 1913 году весь госбюджет был 3,4 млрд. рублей. Это менее 19  рублей на душу населения в год. И это — НА ВСЁ!!! Почти треть бюджета  уходила на военные расходы.
А военные расходы  вдвое больше, чем у СССР в  разгар «Холодной войны». На строительство железных дорог давали кредиты  французские банки под условие, что строить их будут под контролем  французских штабистов. Что бы мы хоть мобилизацию провести смогли…
Значит, Российская армия сильна и непобедима? Да, сильна – высоким моральным духом и преданностью к Родине. А вот винтовки, пулеметы и даже патроны (!) вынуждены покупать во Франции и Англии. Так и вступила Россия в первую мировую войну – покупая патроны у “союзников” за золото и продовольствие.

И на 1917 год долг РИ составлял: общий — 48 млрд., и в его составе внешний — 7,2 млрд.. Перспектива, однако.

Теперь осталось отметить, что ещё до революции большинство  предприятий оказалось либо у государства, либо у иностранного капитала.  Что большая часть заказов промышленности даже в мирное время — заказы  военного ведомства.

Что в стране была крайне редкая сеть железных дорог и  с середины 19 века практически прекратилось строительство шоссейных  дорог с твёрдым покрытием.

Ну и какие были преспективы у РИ? Примерно такие же, как у Цинской империи перед Опиумными войнами.

Но тут встряли “проклятые” большевики…

По теме:


Неизвестная война. Русские глазами американца
evgsav
Неизвестная война. Русские глазами американца.

Пару лет назад в американской газетке был опубликован интересный материал посвященный сорокалетию одной маленькой, но грязной войны которую вели США,Алжир, Эфиопия и Сомали. В этой войне нет правых, одни виноватые.

Маленькое пояснение: описываемые события разворачиваются в теперь печально знаменитом  Аденском заливе. “Tankist”, он же “бородатый капитан” – Майор Еременко Николай Игнатьевич, командир отдельного батальона 104 ТБ приданого миссии ООН.

ИСПОВЕДЬ ЛЕЙТЕНАНТА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

Меня зовут Майкл Фогетти, я капитан Корпуса Морской пехоты(1) США в отставке. Недавно я увидел в журнале, фотографию русского памятника из Трептов-парка в Берлине и вспомнил один из эпизодов своей службы. Мой взвод после выполнения специальной операции, получил приказ ждать эвакуации в заданной точке, но в точку эту попасть мы так и не смогли.

В районе Золотого рога как всегда было жарко во всех смыслах этого слова. Местным жителям явно было мало одной революции. Им надо было их минимум три, пару гражданских войн и в придачу один религиозный конфликт. Мы выполнили задание и теперь спешили в точку рандеву с катером, на котором и должны были прибыть к месту эвакуации.

Но нас поджидал сюрприз. На окраине небольшого приморского городка нас встретили суетливо толкущиеся группки вооруженных людей. Они косились на нас, но не трогали, ибо колонна из пяти джипов, ощетинившаяся стволами М-16(2) и М-60(3), вызывала уважение. Вдоль улицы периодически попадались легковые автомобили со следами обстрела и явного разграбления, но именно эти объекты и вызывали основной интерес пейзан, причем вооруженные мародеры имели явный приоритет перед невооруженными.

Когда мы заметили у стен домов несколько трупов явных европейцев, я приказал быть наготове, но без приказа огонь не открывать. В эту минуту из узкого переулка выбежала белая женщина с девочкой на руках, за ней с хохотом следовало трое местных нигеров (извините, афро-африканцев). Нам стало не до политкорректности. Женщину с ребенком мгновенно втянули в джип, а на ее преследователей цыкнули и недвусмысленно погрозили стволом пулемета, но опьянение безнаказанностью и пролитой кровью сыграло с мерзавцами плохую шутку. Один из них поднял свою G-3(4) и явно приготовился в нас стрелять, Marine Колоун автоматически нажал на гашетку пулемета и дальше мы уже мчались под все усиливающуюся стрельбу. Хорошо еще, что эти уроды не умели метко стрелять. Мы взлетели на холм, на котором собственно и располагался город, и увидели внизу панораму порта, самым ярким фрагментом которой был пылающий у причала пароход.

В порту скопилось больше тысячи европейских гражданских специалистов и членов их семей. Учитывая то, что в прилегающей области объявили независимость и заодно джихад, все они жаждали скорейшей эвакуации. Как было уже сказано выше, корабль, на котором должны были эвакуировать беженцев, весело пылал на рейде, на окраинах города сосредотачивались толпы инсургентов, а из дружественных сил был только мой взвод с шестью пулеметами и скисшей рацией (уоки-токи(5) не в счет).

У нас было плавсредство, готовое к походу и прекрасно замаскированный катер, но туда могли поместиться только мы. Бросить на произвол судьбы женщин и детей мы не имели права. Я обрисовал парням ситуацию и сказал, что остаюсь здесь и не в праве приказывать кому — либо из них оставаться со мной, и что приказ о нашей эвакуации в силе и катер на ходу.

Но к чести моих ребят, остались все. Я подсчитал наличные силы… двадцать девять марин, включая меня, семь демобилизованных французских легионеров и 11 матросов с затонувшего парохода, две дюжины добровольцев из гражданского контингента. Порт во времена Второй мировой войны был перевалочной базой и несколько десятков каменных пакгаузов, окруженных солидной стеной с башенками и прочими архитектурными излишествами прошлого века, будто сошедшие со страниц Киплинга и Буссенара, выглядели вполне солидно и пригодно для обороны.

Вот этот комплекс и послужили нам новым фортом Аламо. Плюс в этих пакгаузах были размещены склады с ООНовской гуманитарной помощью, там же были старые казармы, в которых работали и водопровод и канализация, конечно туалетов было маловато на такое количество людей, не говоря уже о душе, но лучше это, чем ничего. Кстати, половина одного из пакгаузов была забита ящиками с неплохим виски. Видимо кто — то из чиновников ООН делал тут свой небольшой гешефт. То есть вся ситуация, помимо военной, была нормальная, а военная ситуация была следующая…

Больше трех тысяч инсургентов, состоящих из революционной гвардии, иррегулярных формирований и просто сброда, хотевшего пограбить вооруженных, на наше счастье только легким оружием от маузеров 98(6) и Штурмгеверов(7) до автоматов Калашникова(8) и Стенов(9), периодически атаковали наш периметр. У местных были три старых французских пушки, из которых они умудрились потопить несчастный пароход, но легионеры смогли захватить батарею и взорвать орудия и боекомплект.

Мы могли на данный момент им противопоставить: 23 винтовки М-16, 6 пулеметов М-60, 30 китайских автоматов Калашникова и пять жутких русских пулеметов китайского же производства, с патронами пятидесятого калибра(10). Они в главную очередь и помогали нам удержать противника на должном расстоянии, но патроны к ним кончались прямо- таки с ужасающей скоростью.

Французы сказали, что через 10 — 12 часов подойдет еще один пароход и даже в сопровождении сторожевика, но эти часы надо было еще продержаться. А у осаждающих был один большой стимул в виде складов с гуманитарной помощью и сотен белых женщин. Все виды этих товаров здесь весьма ценились. Если они додумаются атаковать одновременно и с Юга, и с Запада, и с Севера, то одну атаку мы точно отобьем, а вот на вторую уже может не хватить боеприпасов. Рация наша схлопотала пулю, когда мы еще только подъезжали к порту, а уоки-токи били практически только на несколько километров. Я посадил на старый маяк вместе со снайпером мастер — сержанта Смити — нашего радио-бога. Он там что — то смудрил из двух раций, но особого толку с этого пока не было.

У противника не было снайперов и это меня очень радовало. Город находился выше порта, и с крыш некоторых зданий, территория, занимаемая нами, была как на ладони, но планировка города работала и в нашу пользу. Пять прямых улиц спускались аккурат к обороняемой нами стене и легко простреливались с башенок, бельведеров и эркеров… И вот началась очередная атака. Она была с двух противоположных направлений и была достаточно массированной.

Предыдущие неудачи кое-чему научили инсургентов, и они держали под плотным огнем наши пулеметные точки. За пять минут было ранено трое пулеметчиков, еще один убит. В эту минуту противник нанес удар по центральным воротам комплекса: они попытались выбить ворота грузовиком. Это им почти удалось. Одна створка была частично выбита, во двор хлынули десятки вооруженных фигур. Последний резерв обороны — отделение капрала Вестхаймера — отбило атаку, но потеряло троих человек ранеными, в том числе одного тяжело. Стало понятно, что следующая атака может быть для нас последней, у нас было еще двое ворот, а тяжелых грузовиков в городе хватало. Нам повезло, что подошло время намаза и мы, пользуясь передышкой и мобилизовав максимальное количество гражданских, стали баррикадировать ворота всеми подручными средствами.

Внезапно на мою рацию поступил вызов от Смити:

- “Сэр. У меня какой — то непонятный вызов и вроде от русских. Требуют старшего. Позволите переключить на вас?”

- “А почему ты решил, что это Русские?”

- “Они сказали, что нас вызывает солнечная Сибирь, а Сибирь, она вроде бы в России…”

- ” Валяй, ” — сказал я и услышал в наушнике английскую речь с легким, но явно русским акцентом…

- ” Могу я узнать, что делает United States Marine Corps на вверенной мне территории ?” — последовал вопрос.

- “Здесь Marine First Lieutenant* Майкл Фогетти. С кем имею честь? ” — в свою очередь поинтересовался я.

-” Ты имеешь честь общаться, лейтенант, с тем, у кого, единственного в этой части Африки, есть танки, которые могут радикально изменить обстановку. А зовут меня Tankist”.

Терять мне было нечего. Я обрисовал всю ситуацию, обойдя, конечно, вопрос о нашей боевой “мощи”. Русский в ответ поинтересовался, а не является ли, мол, мой минорный доклад, просьбой о помощи. Учитывая, что стрельба вокруг периметра поднялась с новой силой, и это явно была массированная атака осаждающих, я вспомнил старину Уинстона, сказавшего как — то, ” что если бы Гитлер вторгся в ад, то он, Черчилль, заключил бы союз против него с самим дьяволом…”, и ответил русскому утвердительно. На что последовала следующая тирада:

- ” Отметьте позиции противника красными ракетами и ждите. Когда в зоне вашей видимости появятся танки, это и будем мы. Но предупреждаю: если последует хотя бы один выстрел по моим танкам, все то, что с вами хотят сделать местные пейзане, покажется вам нирваной по сравнению с тем, что сделаю с вами я”.

Когда я попросил уточнить, когда именно они подойдут в зону прямой видимости, русский офицер поинтересовался не из Техаса ли я, а получив отрицательный ответ, выразил уверенность, что я знаю что Африка больше Техаса и нисколько на это не обижаюсь.

Я приказал отметить красными ракетами скопления боевиков противника, не высовываться и не стрелять по танкам, в случае ежели они появятся. И тут грянуло. Бил как минимум десяток стволов, калибром не меньше 100 миллиметров. Часть инсургентов кинулась спасаться от взрывов в нашу сторону, и мы их встретили, уже не экономя последние магазины и ленты. А в просветах между домами, на всех улицах одновременно появились силуэты танков Т-54(11), облепленных десантом.

Боевые машины неслись как огненные колесницы. Огонь вели и турельные пулеметы, и десантники. Совсем недавно, казавшееся грозным, воинство осаждающих рассеялось как дым. Десантники спрыгнули с брони, и рассыпавшись вокруг танков, стали зачищать близлежащие дома. По всему фронту их наступления, раздавались короткие автоматные очереди и глухие взрывы гранат в помещениях. С крыши одного из домов внезапно ударила очередь, три танка немедленно довернули башни в сторону последнего прибежища, полоумного героя джихада и строенный залп, немедленно перешедший в строенный взрыв, лишил город одного из архитектурных излишеств.

Я поймал себя на мысли, что не хотел бы быть мишенью русской танковой атаки, и даже будь со мной весь батальон с подразделениями поддержки, для этих стремительных бронированных монстров с красными звездами, мы не были бы серьезной преградой. И дело было вовсе не в огневой мощи русских боевых машин… Я видел в бинокль лица русских танкистов, сидевших на башнях своих танков: в этих лицах была абсолютная уверенность в победе над любым врагом. А это сильнее любого калибра.

Командир русских, мой ровесник, слишком высокий для танкиста, загорелый и бородатый капитан, представился неразборчивой для моего бедного слуха русской фамилией, пожал мне руку и приглашающе показал на свой танк. Мы комфортно расположились на башне, как вдруг русский офицер резко толкнул меня в сторону. Он вскочил, срывая с плеча автомат, что — то чиркнуло с шелестящим свистом, еще и еще раз. Русский дернулся, по лбу у него поползла струйка крови, но он поднял автомат и дал куда- то две коротких очереди, подхваченные четко-скуповатой очередью турельного пулемета, с соседнего танка.

Потом извиняющее мне улыбнулся, и показал на балкон таможни, выходящий на площадь перед стеной порта. Там угадывалось тело человека в грязном бурнусе, и блестел ствол автоматической винтовки. Я понял, что мне только что спасли жизнь. Черноволосая девушка ( кубинка, как и часть танкистов и десантников) в камуфляжном комбинезоне тем временем перевязывала моему спасителю голову, приговаривая по-испански, что вечно синьор капитан лезет под пули, и я в неожиданном порыве души достал из внутреннего кармана копию-дубликат своего Purple Heart(12), с которым никогда не расставался, как с талисманом удачи, и протянул его русскому танкисту. Он в некотором замешательстве принял неожиданный подарок, потом крикнул что- то по-русски в открытый люк своего танка. Через минуту оттуда высунулась рука, держащая огромную пластиковую кобуру с большущим пистолетом. Русский офицер улыбнулся и протянул это мне.

А русские танки уже развернулись вдоль стены, направив орудия на город. Три машины сквозь вновь открытые и разбаррикадированные ворота въехали на территорию порта, на броне переднего пребывал и я. Из пакгаузов высыпали беженцы, женщины плакали и смеялись, дети прыгали и визжали, мужчины в форме и без, орали и свистели. Русский капитан наклонился ко мне и, перекрикивая шум, сказал: “Вот так, морпех. Кто ни разу не входил на танке в освобожденный город, тот не испытывал настоящего праздника души, это тебе не с моря высаживаться”. И хлопнул меня по плечу.

Танкистов и десантников обнимали, протягивали им какие-то презенты и бутылки, а к русскому капитану подошла девочка лет шести и, застенчиво улыбаясь, протянула ему шоколадку из гуманитарной помощи. Русский танкист подхватил ее и осторожно поднял, она обняла его рукой за шею, и меня внезапно посетило чувство дежавю.

Я вспомнил, как несколько лет назад в туристической поездке по Западному и Восточному Берлину нам показывали русский памятник в Трептов-парке. Наша экскурсовод, пожилая немка с раздраженным лицом, показывала на огромную фигуру Русского солдата со спасенным ребенком на руках, и цедила презрительные фразы на плохом английском. Она говорила о том, что, мол, это все большая коммунистическая ложь, и что кроме зла и насилия русские на землю Германии ничего не принесли.

Будто пелена упала с моих глаз. Передо мною стоял русский офицер со спасенным ребенком на руках. И это было реальностью и, значит, та немка в Берлине врала, и тот русский солдат с постамента, в той реальности тоже спасал ребенка. Так, может, врет и наша пропаганда, о том, что русские спят и видят, как бы уничтожить Америку. Нет, для простого первого лейтенанта морской пехоты такие высокие материи слишком сложны. Я махнул на все это рукой и чокнулся с русским бутылкой виски, неизвестно как оказавшейся в моей руке.

В этот же день удалось связаться с французским пароходом, идущим сюда под эгидою ООН, и приплывшим — таки в два часа ночи. До рассвета шла погрузка, Пароход отчалил от негостеприимного берега, когда солнце было уже достаточно высоко. И пока негостеприимный берег не скрылся в дымке, маленькая девочка махала платком, оставшимся на берегу русским танкистам. А мастер-сержант Смити, бывший у нас записным философом, задумчиво сказал:

- “Никогда бы я не хотел, чтобы Русские в серьез стали воевать с нами. Пусть это непатриотично, но я чувствую, что задницу они нам обязательно надерут“. И, подумав, добавил: “Ну, а пьют они так круто, как нам и не снилось… Высосать бутылку виски из горлышка и ни в одном глазу… И ведь никто нам не поверит, скажут что такого даже Дэви Крокет(13) не придумает”.

Примечания:
1 — Корпус морской пехоты США (United States Marine Corps (USMC), US Marines) является составной частью вооружённых сил США, ответственен за обеспечение военной защиты с моря. Вместе с ВМС США он подчиняется Военно-Морскому Департаменту США. Численность Корпуса морской пехоты оценивается в 200 000 человек.
2 — М16 — основной автомат стран НАТО, используемый в вооруженных силах многих стран Европы, Азии, Африки и Америки.
3 — М60 — единый пулемёт, разработанный в США и принят на вооружение Армии и Корпус морской пехоты США в 1957 году.
4 — G3 (Gewehr 3 — Винтовка 3) — немецкая автоматическая винтовка, разработанная компанией Heckler & Koch GmbH на основе испанской винтовки CETME и принятая на вооружение в 1959 году армией ФРГ. В 1995 году ей на смену пришел автомат калибра 5.56 НАТО G36.
5 — Уоки-токи ( Walkie Talkie) — обычные симплексные радиостанции.
6 - Mauser 98 (Маузер 98) Пехотные винтовки Gewehr 98 и карабины серии K98 были основным оружием немецких солдат в Первой и во Второй мировых войнах.
7 — Stg-44 (Sturmgewehr-44, “Штурмгевер”) — немецкая штурмовая винтовка образца 1943/44 г. (конструкция Хуго Шмайссера)
8 — Автомат Калашникова образца 1947 года АК-47 (Индекс ГАУ — 56-А-212)
9 — СТЭН (STEN) — английский пистолет-пулемёт времён Второй мировой войны, созданный в 194 году в качестве более дешёвой альтернативы американскому пистолету-пулемёту Томпсона.
10 — В данном случае имелся в виду калибр .50, так по классификации НАТО обозначается калибр нашего ДШК 12,7 мм.
11 — Т-54 Средний танк Т-54 Принят на вооружение Советской Армии в 1946 году, серийно выпускался с 1947 года. Экспортировался и стоит на вооружении во многих странах, использовался в большинстве послевоенных локальных конфликтов. Вместе со своей улучшенной версией Т-55 стал самым массовым танком в истории (построено до 100 000 машин). Вооружение 100-мм нарезная пушка Д-10Т, спаренная с пулеметом СГ-43, два 7,62-мм курсовых пулемета СГ-43, размещенных в броневых коробках на надгусеничных полках, и 12,7-мм зенитный пулемет ДШК
12 — Пурпурное сердце (Purple Heart) — военная медаль США. Медалью “Пурпурное сердце” могут быть награждены любые служащие Вооружённых сил США, погибшие или получившие ранение в результате действия сил противника. С 1984 года медаль вручается также военнослужащим, погибшим или раненым в результате террористических акций, произошедших не в ходе боевых действий. Таким образом, под критерий награждения не подпадают раненые или погибшие в результате небоевых происшествий, саморанений и “дружественного огня”. Следует отметить, однако, что по разным причинам не все солдаты, получавшие боевые ранения, награждались этой медалью.
13 — Полковник Дэвид Стерн Крокетт, более известный как Дэви Крокетт — знаменитый американский авантюрист, народный герой, путешественник, офицер армии США и политик, прозванный “Королем фронтира”. Погиб, защищая крепость Аламо во время войны за независимость Техаса.

По теме:


Другая страна. Другой мир.
evgsav
Другая страна. Другой мир.

С 18 октября 2010 года по 29 октября я решил съездить с семьёй в Белоруссию. Основная причина – отдых. Второстепенная – поездить по стране, поговорить с людьми, посмотреть, потрогать, пофотографировать.

В принципе, я часто бывал в Белоруссии, но поездки мои были больше деловыми и целевыми. Вот например есть цель посетить Витебск. Цель есть, маршрут есть, а всё что вправо-влево, это уже как получиться.

Задача выполнена, и сразу домой. А тут мне просто захотелось бесцельных поездок, по городам и деревням… не напрягаясь. Мне вдруг захотелось не выбирать объект съёмок, а так…. нацелил камеру куда попало и щёлкнуть.

В качестве своей базы я выбрал Гродненский санаторий «Озёрный», который живописно расположился в сосновом бору в 35-и километрах от города Гродно.  Я напишу о нём ниже.

Отсиживаться на «базе» все 12 дней яне планировал. Моя задача была почаще выбираться из «порта» и, войдя в открытое белорусское море плыть, куда попало по течению.  Слава Богу с транспортом в Белоруссии проблем никаких нет. Есть ещё одна причина по которой я поехал в Белоруссию. Это – выборы их  президента.

Мне много приходилось «бодаться» на различных форумах защищая Беларусь от редких интернет-юзеров, которые охаивают жизнь в Белоруси, охаивают Батьку и его стиль руководства страной.

И вот я решил написать отчёт о моей поездке. Я постараюсь избегать в нём  собственных политических суждений о стране. Буду просто тупо фиксировать то, что видел и, то, что слышал. Итак, первый город, в который я попал, добираясь до базы –

ГОМЕЛЬ.

Пересекая границу Белоруссии, первое, что бросается в глаза, так это полное отсутствие пустующей сельскохозяйственной земли.  Засеян и ухожен каждый клочок земли. Какие там бурьяны и полыни!….

Едешь и видишь ровные вспаханные поля под озимые, чистые деревеньки без покосившихся крыш, никаких гниющих досок, мусора и всего того, что так часто попадается на наши глаза вдоль железнодорожных насыпей. И ещё…. ДОРОГИ.
Это абсолютно ровные, синевато-чёрные асфальтовые покрытия, с ровными краями и европейской разметкой. Ни заплатки, ни трещины…. highway с несущимися по ним  иномарками.

Сам Гомель мало, чем отличается от ухоженного российского города. Единственное отличие – первоклассные дороги.  Маршруток почти нет, в основном – автобусы и такси. Автобусы – только белорусские. МАЗ давно уже освоил выпуск своих автобусов и не нуждается в импорте. Автобусы с низкой посадкой и низкими ступеньками.

Так что карабкаться в салон как на Эверест не приходится. Поскольку автобусов полно и ходят они с интервалом нашего метро, то, как правило, они не очень загружены и в них всегда просторно.

Удивляет неспешность Гомельской жизни. Здесь не увидишь остекленевших глаз, которые несутся, куда-то сломя голову. Нет какой-то российской взъерошенности и наэлектризованности.

Решили с женой посидеть в кафе. Пока повара занимались с нашим заказом, я вышел покурить. Мимо нашего кафе трое милиционеров (форма которых почти не отличается от российской) вели куда-то двух …. БОМЖЕЙ. Да-с, есть в Белоруссии и такая категория людей. Но только у нас они пасутся стадами, и их никто не сопровождает, а тут… два милиционера по бокам, один сзади, а «клиенты» в среднике. Идут тихо, покорно и что то жестами объясняют местным блюстителям порядка. Никто их не пихает и не толкает, а просто сопровождают в отделение.

За все мои двенадцать дней я больше НИГДЕ не видел ни одного бомжа и пьяного.

Что мне не понравилось. Мы с женой нигде не могли купить фруктов. Мясо, колбасы, молочные продукты – навалом. А фруктов нет. Спрашиваю у бармена – « А почему у вас в магазине нету фруктов?». Отвечает –
«Фрукты в основном на рынке и в гипермаркетах». Вот такой уж белорусский парадокс.

Из Гомеля, в 16-00 поехали в Гродно. Приехали туда в 6 часов утра. На привокзальной площади сняли такси и поехали к санаторию «Озёрный», который, как я уже говорил, находится в 35-и километрах от Гродно. Тут я снова ощутил достоинство Белорусских дорог. Мы ехали со скоростью около 100 км.час, и я не чувствовал никакой тряски. Только слышно как шины  шуршат по дорожному покрытию. Я подумал про себя – «Как будто плывём». Через 20 минут мы уже были на месте.

Не хочу утомлять вас рассказом о процедуре оформления на проживание в санатории. Я лучше вам покажу его на фотографиях. Сообщу лишь вкратце следующее.

Этот санаторий, несмотря на его европейскую роскошь, общедоступный. Мы с женой за двенадцать дней пребывания в Раю, отдали 31 тыс. рублей. Т.е. 15 тыс. на человека. Мне могут возразить, что 15 тысяч, это немалые деньги. Согласен. А как вам 50 тысяч на ОДНОГО человека в санатории в Пятигорске. И это при всём притом, что пятигорский санаторий по своему комфорту отстаёт от «Озёрного».

Для белорусских граждан цена меньше – ~20 тыс. рублей. (2 000 000 рублей белорусских. 1 российский рубль = 100 рублей белорусских). Для белорусов это не дорого. В санатории лечат нервную систему, органы дыхания, кости.

На территории расположены: гигантский аквапарк, бассейн, сауны (русская, турецкая,  финская), столовая-ресторан, огромный  крытый теннисный корт, стадион с футбольными воротами и гаревой дорожкой, велосипеды на прокат, компьютерный клуб на 20 машин с выходом в Интернет, библиотекас двумя компами, киноконцертный зал, боулинг, фитнес, и ещё черте знает чего. Всё это входит в стоимость путёвки.

Единственно что, так за Интернет всё же платить придётся. Стоимость трафика – 50 русских копеек за минуту в виртуале. Все экскурсии, концерты заезжих рок-знаменитостей – бесплатно. Когда вы уезжаете из санатория, то вам в дорогу дают сухой паёк.
А теперь фото этого доступного «рая».


Здание аквапарка, бассейна и грязелечебницы


Тоже аквапарк


Аквапарк внутри.
За стёклами видно главное здание для лечебных прцедур.


Опять аквапарк


Здание для лечебных процедур


Спальный корпус


Спальный корпус


Зимний сад в спальном корпусе


Столовая – ресторан.


Детская площадка

Ну, а теперь собственно о главном – о взгляде самих белорусов на свою и российскую жизнь. Сразу хочу сказать, что сами белорусы, а именно те, с кем я общался, не носятся с портретами Лукашенко, как китайцы с портретами Мао Цзэдуна. Вот белорусский анекдот про Лукашенко.

Один из кандидатов на пост президента спрашивает Батьку: Кандидат – «Слушай, Саш, ну до коли ты будешь президентом?!….» Лукашенко – «До Коли». Смысл анекдота в том, что сына Лукашенко зовут Коля.

Ещё некоторые мои белорусские собеседники сожалеют, что в Белоруссии мало импортных товаров народного потребления. Дело в том, что у Батьки существует правило – если страна производит товар, который по качеству не хуже импортного, то подобный товар в страну не импортируется.

Белорусские магазины в Лиде и Гродно завалены качественными отечественными стиральными машинами, холодильниками, электроплитами, утюгами, фенами, коврами, микроволновками, и всем, всем, всем. На территории страны работают почти все предприятия. Модернизируется всё, что только можно.  Ничего не простаивает.  Поля убирают только своей техникой. Кроме знаменитых тракторов «Беларусь» они столько всяких уборочных машин произвели, что диву даёшься.

Однако безработица имеет место быть. Но в отличии от нашей российской звериной безработицы, их безработица какая-то хитрая. Так например человеку пенсионного возраста хорошую работу найти сложно. И не потому, что там действуют какие-то законы или реформы, а просто так… чисто на ментальном уровне.

Ну вот не всегда хотят белорусские руководители брать на работу пенсионера. Но зато пенсии с этого года Лука приподнял. По моему они сейчас составляют 600 000  белорусских рублей. Т.е судя по стоимости фешенебельного санатория «Озёрный» белорусские старики могут за полгода безболезненно собрать деньжат на лечение. Молодняк иногда тоже косит в сторону ЕС и России, что бы побольше заработать и вернуться назад. Я упомянул слово – «Вернуться».

В России они жить не хотят. Более того, многие из белорусов боятся Россию. Спрашиваю:
- Почему?
- У вас жить страшно. У вас там одни бандиты.
- Почему ты так решил?
- Да мы же вас по телевизору каждый день видим. Как вы вообще там живёте?

Дело в том, что по непонятным мне причинам, Батька дал «зелёный свет» таким нашим каналам, как НТВ, 1Канал, ТНТ, СТС. Параллельно с этим идёт один польский канал, и один литовский.

И вот сидя в номере и играя пультом, я вижу, как в Польше создают новый вертолёт, и строят какой-то микрорайон. В Литве началась реконструкция, какого то замка и строительство дороги. Белорусы показывают, как они изобрели новый двигатель. А наши… наше дорогое НТВ показывает, как ребёнка загрызла собака, как молодую семью выгнали из дома, как в подъезде расстреляли человека, как мены поганые избили журналиста, как изнасиловали женщин, как Прохоров наконец подал в Думу проект закона о введении в России 60-часовой рабочей недели, как появилась новая колония обманутых дольщиков…..

И так далее. Российские каналы на всю Европу гонят такую чернуху или пошлятину, что там, за бугром (в
Белоруссии или Галифаксе) не знаешь, куда от стыда бежать. Эмблема Российского телевидения – голая грязная задница. Только там, просматривая наши каналы начинаешь ощущать гигантский, стремительный уровень деградации России.

У меня спрашивают – «А что такое «обманутые дольщики?»
- А вы что не знаете?
- Слышали по российскому телевидению, но… как то не понятно?
- Это когда ты сдал деньги на квартиру, а в неё вселили другого, а деньги тебе не вернули.
- А что?…. Такое возможно?! – удивлённо спрашивают белорусы.
- Ещё как!!! – говорю я.
У них это в голове не вмещается.

Или вот:
- А что, правда, в России могут мать одиночку выгнать с ребёнком на улицу?
- МОГУТ! – отвечаю им
- Вот это да-а-а-а!!!!

А вот ещё один НТВ-эшный перл показанный в Белоруссии. Крупным планом показывают Медведева, который приехал куда-то со своей свитой по всей видимости в военный городок). Идёт встреча с народом. Перед президентом небольшая горстка женщин. Медведев с выпяченной вперёд грудью и с приподнятым подбородком, подходит к ним. Дальше цитирую почти дословно:
- Здравствуйте. Ну как вы тут живёте? Какие проблемы?
-
Дмитрий Анатольевич, – начала одна пожилая женщина, – у нас хотят отнять наши пенсии. Наши мужья отслужили здесь всю свою жизнь, изаработали на неплохую пенсию. А теперь нас переселяют отсюда в центр (?) и сильно урезали деньги. Мы консультировались с юристами и те сказали, что по закону уменьшать пенсии не имеют право. Мы неоднократно писали во все инстанции, писали ВАМ, писали министру обороны, но толку никакого, и ответа нет.

- Да?!!!! – удивляется Медведев, и
растерявшись, крутит головой. – А ну, где у нас министр обороны?…. Ага, вот он. Иди-ка сюда…  В чем дело?!… Разве так можно?… Надо разрешить ситуацию.
- Да. Нет никаких проблем. Конечно решим, – уставившись на Медведева пробубнил Сердюков.
- Ну вот видите, – довольный ответом министра, обратился Медведев к
женщине задавшей вопрос. – Всё сделаем!!. Ну, а теперь пойдем дальше. И вся эта правительственная шобла поторопилась отойти от стоявших перед ними женщин.

Ещё раз. Лукашенко не ругает нашу российскую систему. Для этого он использует наши телеканалы: НТВ – для демонстрации потрясающей криминализации России, а СТС и ТНТ, для демонстрации галопирующей
деградации нашей страны.
По этому, как бы белорусы не относились к Лукашенко, менять его на другого они НЕ СТАНУТ. Это точно!

Или вот. Смотрю один из Белорусских каналов. Идёт новостная лента. Диктор сообщает, что Европейский суд принял окончательное решение о отмене запретов на гей-парады по всей территории России. Постановили, что Россия должна проводить пидер-парады. Если Россия откажется, то нас могут выкинуть из Совета Европы. Решение суда окончательное и обжалованию не подлежит.

Диктор иронически заметил, что при нездоровой любви Медведева к Западу, Россия может согласиться на любое требование Запада, лишь бы не раздражать «цивилизованные» страны.

А вот ещё случай. Собираемся с женой уходить из аквапарка. В гардеробе, где висят наши пальто народу мало. Мы садимся в кресла, что бы переобуться, и тут я вижу, что недалеко от меня стоит какой-то набитый до самого верха полиэтиленовый пакет.

Прошло минут пять-десять, и я вижу, что к пакету никто не подходит. Ну что я, российский подданный, мог почувствовать?… Я заволновался. Жене, я чувствовал, тоже было не уютно рядом с этим «ничейным» пакетом. Оделись. Я осторожно подошёл к пакету и стал легонько пинать его ногой. Мою суету заметила гардеробщица.
- А что это вы там делаете? – удивлённо спросила она.
- Да вот…. пакет какой-то… а вдруг там….
-
Да ну что вы!… – засмеялась гардеробщица, – у нас этого не бывает. Просто люди ленятся сдавать свои вещи в гардероб (воровства то нет), вот оставляют их где попало. Вернуться и заберут.

А вот ещё один случай.
Гуляем по городу Лида. Всякое бывает во время прогулок, вот и мне захотелось сходить в заведение, которое в России обозначается как «М» и «Ж». Подхожу к первому попавшемуся прохожему и спрашиваю, где поблизости находится подобное заведение. Он показывает рукой на высокое белое здание, и отвечает нам, что туалет прямо за ним.

Обхожу здание. Ничего того, что напоминает общественный туалет не вижу. Обхожу ещё раз, и…. виду прямо на зелёной лужайке стоит какое то странное невысокое строение, очень похожее на вход в метро. Подхожу ближе и вижу наконец вожделенные буквы «М» и «Ж». Фибрами души понимаю, что подобная роскошь должна быть платной. У выходящего из туалета  мужика спрашиваю – «Скажите, а сколько этот туалет стоит?» Он посмотрел на меня странно, и ответил – «Это бесплатный туалет».

Вхожу во внутрь. Чистота потрясающая. На стенах зеркала. В белых оборудованных кабинках не «толчки» а настоящие унитазы. Воздух чистый. Краны для мытья рук. Я покажу вам фотографию этого сооружения на фото.
Вот оно.

Вот ещё некоторые детали белорусской повседневности:
Средней размер трудовой пенсии по возрасту составляет сегодня до 610,9 тыс. рублей (белорусских), или  6109 руб. русских.
Наивысший уровень заработной платы работников 1,5 млн. белорусских рублей. Низший – 900 000. Вроде бы это мало. Но и цены в Белоруссии ниже чем в России.

По минскому телевидению передавали новости с рынка строительства. Так вот получается, что продав свою трёшку в Орле, Калуге, Туле, и т.д. вы можете свободно купить аналогичное жильё в Минске. ВОТ ТАК!.

И ещё раз…. вспоминая каждый засеянный участок сельскохозяйственной земли в Белоруссии, хочу передать слова Зюганова (?), который в Думе напомнил, что Беларусь для своего сельского хозяйства выделяет 20% ВВП, а Россия только…. 1 %.

Ну ладно. Теперь экскурсия по Беларуси.

Средняя Белорусская деревня


Село “Азёры”


Село “Азёры”
Прошу прощение за качество. Просто прошёл дождь и тучи ещё не разошлись.


Сельский магазин


С трудом нашёл вот такой экспонат.
Это тоже село близ города Лида. Этот дом единственный в селе, который напомнил мне Россию.


В этой же деревни церковь.


Могила близ церкви.

А теперь город ЛИДА
Это районный центр.



Памятник десантникам в Лиде.

А теперь прогуляемся по Гродно


А это они приспособили овраг для места отдыха.


Подвожу черту. Мы в России славяне и Белорусы славяне. И мы и они говорим на одном языке. Мы – одной крови.

ТАК В ЧЁМ-ЖЕ МАТЬ ЕТИТ ДЕЛО?!

И потом ещё подумал, какой же Кландайк Белоруссия для наших августейших пацанов!!!!
Представляете себе, всё это разрушить, разворовать и загнать на Запад. Сколько бы Новых Русских появилось?

НЕ ДАЙ БОГ!!!!

Генри  Генсар.

По теме:


Проснитесь, Граждане!
evgsav


Хорошее видео к распространению. Код можно взять тут

Красный день календаря. – Исполняю желания. Желайте осторожно ! Исполнится.
evgsav
Красный день календаря.

Праздник всего Советского народа

По теме:


“Единая Россия”? Нет, “Единая педофилия” – Исполняю желания. Желайте осторожно ! Исполнится.
evgsav
“Единая Россия”? Нет, “Единая педофилия” – Исполняю желания. Желайте осторожно ! Исполнится.

Вести из Кремля и Государственной Думы все больше напоминают сводки боевых действий развернутых президентом и депутатами – единоросами против народа. Друг за другом следуют  антиконституционные указы президента, законы и законопроекты легализующие закабаление русского народа, уничтожение его прав и свобод.

“Реформа” школы  от “Единой России” предусматривает не только “сексуальное просвещение”, но и открытую пропаганду блуда, абортов, контрацепции, содомии и прочих извращений.

Единоросы проводят тщательно спланированную, последовательную политику развращения наших детей. Так, снизив возраст получения паспорта до 14 лет, наши законодатели вскоре снизили до той же возрастной планки и так называемый “возраст половой неприкосновенности”. И теперь растление 14-летнего ребенка уже не считается уголовно наказуемым деянием.

Любые попытки остановить или хотя бы ограничить разрушительное “законотворчество” педофилов – единоросов наталкивается на яростное сопротивление многочисленного думского педофильского сообщества. Они в открытую лоббируют свои интересы!

“Специалисты” по “здоровому образу жизни”, читай извращенцы педофилы под патронажем “Единой России” теперь на совершенно “законных”  основаниях под видом профилактики наркомании раздают шприцы и обстоятельно знакомят детей с действием наркотиков, занимаются “сексуальным” просвещением. И никто из родителей не имеет права требовать увольнения из школы учителя-гомосексуалиста или педофила, ибо такое требование выходит за рамки “международных норм и стандартов”, столь любезных сердцу партии “Единая педофилия”…

Чтобы у вас не возникло подозрения в том, что “сгущаю краски” несколько примеров:

Члены “Единой России” систематически оказываются замешанными в педофильских скандалах. Так, громкая история с изнасилованием несовершеннолетнего бывшим депутатом Законодательного собрания Пермской области Игорем Пастуховым обсуждалась в прессе.

В прошлом году Пастухов, осужденный на 6 лет лишения свободы за изнасилование 16-летнего подростка, вышел на свободу условно-досрочно. По данным местных СМИ, экс-депутат начал отбывать наказание только в декабре 2007 года. Его выпустили на свободу, хотя он не имел права на досрочное освобождение.

В начале этого года правоохранительные органы Санкт-Петербурга объявили о том, что раскрыта законспирированная банда педофилов во главе с депутатом-единороссом Андреем Смирновым, которая действовала и в Москве. 50-летний депутат от партии “Единая Россия” на допросах полностью признал свою вину и стал “сдавать” своих подельников. Так, Смирнов назвал имена четырех московских коллег из Министерства образования, которые участвовали в секс-оргиях с детьми Школьников педофилы насиловали во время поездок в детские лагеря, расположенные в Подмосковье.

Мероприятия организовывал Смирнов, который совмещал депутатскую деятельность с руководством детским обществом “Царское Село” в Приморском районе Петербурга. Депутат вывозил детей и за границу, где продолжал заниматься развратом. Всего в детском обществе “Царское Село” училось более 200 детей.

На протяжении нескольких лет они ездили в более чем 30 стран мира. Как следовало из показаний Смирнова, большое число жертв училось в кадетском корпусе МЧС. Оттуда с ведома сотрудников учреждения детей привозили в Петербург, а руководство “Царского Села” выезжало в Подмосковье под видом скаутского лагеря.

Педофилы есть и среди сотрудников МЧС. Следователи изъяли у Смирнова фото- и видеоматериалы порнографического содержания с детьми и подростками. Следствие пришло к выводу, что депутат в течение 25 лет совратил и изнасиловал десятки мальчиков. Смирнов был женат и воспитывал усыновленного ребенка. Выяснилось, что и в отношении приемного сына он совершал действия сексуального характера.

Депутату было предъявлено обвинение по статье 132 УК РФ – “насильственные действия сексуального характера, совершенные с лицом, заведомо не достигшим 14-летнего возраста”. Кроме того, обвинение по статьям 134 и 135 УК РФ – “половое сношение с лицом, не достигшим 16-летнего возраста и развратные действия” – было предъявлено подчиненному Андрея Смирнова, инструктору “Царского села” Вячеславу Ившукову.

Е. Лахова - видный партийный функционер “Единой России”, добилась введения комплекса законов о так называемой “ювенальной юстиции”, позволивших взять под полный контроль единороссов-педофилов всех детей и подростков группы риска, отнять у МВД воспитательные функции, под тем предлогом, что оно с ними не справляется (хотя данное ведомство – единственное, худо-бедно но сохраняющее воспитательную работу, от которой в период перестройки отказались органы образования), расставить на ключевых постах нужных людей и уже беспрепятственно осуществлять среди детей пропаганду разврата и наркомании.

Эта депутат-проститутка “непримиримо” выступает за “сексуальное просвещение” (то есть – растление!) школьников и откровенно покровительствует Российской Ассоциации “Планирование семьи”, чья деятельность координируется и финансируется западными спецслужбами и направлена на подрыв российской демографической политики.

Другой участник организованной государственной преступной группировки под названием “Единая Россия” член Общественной палаты РФ некто господин Олег Зыков, который при поддержке Агентства Международного Развития США и PSI осуществляет Программу Партнерства с Lower East Side Harm Reduction Center. Ее результатом стал проект “снижения вреда” “Ясень” (раздача наркозависимым чистых шприцов и синтетических опиатов, то есть фактическая легализация потребления наркотических средств).

Это только вершина айсберга. Развернутая кампания антинародных реформ, геноцид русского народа, нас и наших детей набирает обороты. Единоросы в открытую перешли в наступление:

Депутат Госдумы от “Единой России” Ольга Гальцова при поддержке своих подельников  единоросов требует на месяц лишить слова главу комитета Госдумы по делам семьи Елену Мизулину из фракции “Справедливая Россия”. “Праведное” возмущение единороссов вызвали высказывания главы комитета Госдумы по делам семьи в ходе заседания 2 ноября. В своем выступлении Е.Мизулина связала низкую скорость принятия палатой законопроекта, защищающего детей от сексуального растления, наличием “педофильского лобби в недрах фракции “Единая Россия”.

“Это лобби в недрах фракции “Единой России”, если судить по тому, кто и как оказывает противодействие антипедофильскому законопроекту”, – заявила Е.Мизулина. Е.Мизулина обосновала свои заявления сравнением скорости принятия законопроектов. Она отметила, что законопроект Плигина-Москальца приняли за пять суток, а скорость принятия антипедофильского законопроекта на сегодняшний день составляет 657 суток – в 130 раз медленнее.

Каждый день в России 47 детей становятся жертвами сексуальных преступлений. “То есть за 657 суток – 31 тысяча детей стали жертвами педофилов. И это без учета таких преступлений, как вовлечение детей в занятие проституцией, детское порно, торговля детьми в целях сексуальной эксплуатации”, – справедливо возмущается Е.Мизулина.

Обратите внимание, какая прослеживается преемственность в принятии законов делающих наших детей абсолютно беззащитными перед педофилами и законами направленными на уничтожение семьи с помощью ювенальной юстиции. Страной, нами, управляют воры, бандиты и педофилы. Все “законотворчество” народных избранников направлено на защиту своих интересов и лоббирование интересов олигархов и антинародной власти.

По теме: